Левашовская Пустошь – место массового погребения тысяч католиков

Левашово сегодня ― большой поселок в каких-нибудь 30 км от исторического центра Петербурга, местность к северу от города в направлении Выборга.

За деревней находится аэродром, а рядом с ним, немного сбоку, за высоким зеленым деревянным забором вырос зеленый лес. Этот лес многие годы скрывал свою мрачную тайну, ставшую явной лишь в конце горбачевской перестройки. О том, что скрыто под разросшимися деревьями, общественность смогла узнать только в 1989 г. Здесь находились общие могилы 47 тыс. человек разного вероисповедания и национальности, расстрелянных во время сталинских репрессий 1937-1954 гг.

Жертвами страшных ежовских приказов стали прежде всего русские, затем поляки и представители других народов: финны, эстонцы, латыши, украинцы, а также литовцы. Палачи из ГПУ и НКВД части избирали в качестве своих жертв католиков разных обрядов и национальностей, поскольку для них те всегда были врагами. Так случилось в Ленинграде, что о. Епифаний Акулов, русский, греко-католический священник, в 1937 г. был расстрелян вместе со своими прихожанами поляками. Конец 1930-х гг. был эпохой Холокоста для католиков Советского Союза.

Очень быстро ― в начале 1990-х гг. ― могильник НКВД стал мемориальным кладбищем, при этом были категорически запрещены какие-либо работы по эксгумации. Затем появилась дирекция кладбища, которая начала заботиться о развитии его структуры. Были проложены первые тропинки на месте бывших подъездных путей, проложенных еще НКВД и начались работы по созданию мемориала. Появились первые деревянные кресты, бумажные плакатики, и на деревьях ― таблички с именами расстрелянных. В небольшом помещении караулки НКВД открылась комната памяти о расстрелянных. Общими усилиями двух петербургских общин, литовцев и белорусов, был поставлен первый деревянный крест. Это был первый крест ― знак единения в молитве и страдании.

В начале 1993 г. по инициативе Леона Пискорского, благодаря помощи Яна Вейнерта, петербургского польского общества, и особенно ― Генерального консула Польши Здислава Новицкого, на Левашовской пустоши бок о бок установили кресты: каменный католический в память репрессированных поляков и деревянный православный. Католический памятник – кусок гранитной глыбы ― был выполнен по проекту 18-летнего юноши из Польши ― Анджея Масяниса из г. Пила. Он должен был напоминать о Христе, несущем Крест с надписью «Прощаем и просим прощения». Именно поляки ― после русских ― были самым гонимым народом СССР. В 1937-1938 гг. было приговорено 139 815 человек польской национальности, из которых 111 071 был расстрелян. Только в Левашово похоронено почти 5 тыс. поляков.

На православном кресте укреплена икона Христа ― Нерукотворного Образа, у его подножия поставлен большой камень, напоминающий алтарь. Автором идеи был Дмитрий Богомолов. Эти два креста долгое время составляли центр левашовского Крестного Пути. В том, что они появились, большая заслуга жителей польской Силезии, а также нескольких варшавских фирм. А левашовские дорожки проложены благодаря финансовой помощи поэтессы Лидии Чуковской, которая лишь перед самой смертью узнала, что здесь похоронен ее муж – поэт Корнилов. На второй день православной Пасхи кресты освятили вместе православный священник и епископ Игнацы Еж, бывший узник гитлеровского концлагеря Дахау.

Перед входом на Левашовское мемориальное кладбище 15 мая 1996 г. мэр Петербурга Анатолий Собчак открыл памятник всем репрессированным в сталинское время «Молох тоталитаризма», изображающий человека, лежащего под гильотиной (скульпторы Н. Галицкая и В. Гамбаров).

23 мая 1998 г. На кладбище ― по проекту Витольда Муратова ― был поставлен мемориальный железный крест в память немцев России , освященный лютеранским епископом Георгом Крейчмаром.

Позже появились и дриугие кресты и памятники в память разных народов: финнов, итальянцев, евреев, норвежцев, эстонцев, украинцев, латышей, литовцев, ассирийцев. Другие памятники установлены в честь расстрелянных насельниц Горницкого монастыря, глухонемых, ленинградских энергетиков.

В 1996 г. настоятелем прихода св. Станислава в Санкт-Петербурге стал о. Кшиштоф Пожарский (автор настоящей статьи), который в торжество Всех Святых 1 ноября 1997 г. организовал для своих прихожан, а также поляков Петербурга (общества «Полония» и Союза Поляков города) первую процессию на Левашовском кладбище – в день поминовения усопших. И эта процессия стала традиционной, теперь ее устраивают ежегодно. После траурной процессии 2009 г. о. Пожарский решил установить на этом кладбище жертв сталинского режима памятник в честь репрессированных католиков бывшего Советского Союза. Прежде всего он испросил благословения ординария Архиепархии Божией Матери в Москве, архиеп. Павла Пецци, которому был послан проект памятника, и соответствующий текст надписей. Памятник было решено сделать из елизаровского камня (красно-коричневого цвета), по образу Голгофы с возносящимся над ней Крестом (оттененным по краям). Размеры памятника 2,2 м x1,1 м x 0,4 м. Надпись следующая: «Католикам СССР ― епископам, священникам, монашествующим и мирянам, всех обрядов и национальностей ― жертвам политических репрессий». Под крестом ― цитата из Св. Евангелия по Иоанну: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин 15, 13).

На памятнике также должны были быть выбиты имена и фамилии 12 католических священников разных национальностей (поляков, немцев, русских, армянина и латыша), расстрелянных в ленинградской тюрьме в 1937 г. и – вероятнее всего – похороненных на Левашовской Пустоши († 27.VIII.1937 – Акулов (Игорь) Епифаний; † 6.X.1937 – Ворслав Ян; † 8.XII.1937 – Ганьский Станислав, Мадера Петр, Миодушевский Иосиф, Опольский Игнатий, Тер-Карапетян Тер-Арсен, Туровский Максимилиан, Фикс Мартын, Шиманский Вацлав, Шишко-Богуш Ричард, Эрк Людвиг).

После получения соответствующих согласований: Комитета по градостроительтству и архитектуре, Комитета экономического развития, промышленной политики, а также предприятия «Ритуальные услуги», можно было приступить к изготовлению памятника. Однако, последняя из перечисленных организаций потребовала, чтобы на памятнике не было никаких имен. Одновременно начался сбор средств на его установку среди петербургских прихожан, чтобы проект был общим делом католиков города на Неве. Больше всего денег было собрано прихожанами церкви св. Станислава, затем – прихода св. Екатерины, Посещения Пресв. Девы Марии, Успения Пресв. Девы Марии и св. Иоанна Крестителя в Пушкине. Соответственную сумму на памятник передали также Духовная семинария «Мария – Царица апостолов», конвентуальные францисканцы, францисканцы-обсерванты, салезианцы и сестры Францисканки Марии. Недостающую сумму перечислил Фонд помощи полякам на Востоке (Варшава) и Служба церковной помощи католикам на Востоке Конференции епископата Польши.

Наконец, наступил день 28 октября 2010 г., когда – после года организационных хлопот – архиеп. Павел Пецци в сослужении духовенства, в сопровождении монахинь Петербургского деканата и многочисленных гостей, совершил освящение первого памятного знака в честь репрессированных католиков стран бывшего СССР, ясно показав таким образом универсальный характер Католической Церкви. Минско-Могилевского митрополита Тадеуша Кондрусевича представлял Минский декан о. Владислав Завальнюк. На торжественном освящении присутствовали также многочисленные члены петербургского «Мемориала», а также члены дипломатических миссий – генеральных консульств Польши и Литвы.

При завершении церемонии каждый присутствующий мог получить свежий номер исторического ежеквартальника «Наш Край» (издающегося приходом св. Станислава), посвященный памяти репрессированных католиков СССР. В номере помещен список 1994 католиков, с краткой информацией о некоторых из них, и многочисленные фотографии расстрелянных и репрессированных, которых было (по следующим категориям):

  1. Священнослужители ― расстрелянные, погибшие в тюрьмах, лагерях и ссылках ― 422 чел.

  2. Священнослужители — прошедшие тюрьмы, лагеря и ссылки, дальнейшая судьба которых неизвестна ― 183 чел.

  3. Священнослужители — прошедшие тюрьмы, лагеря и ссылки и вышедшие на свободу – 94 чел.

  4. Священнослужители — прошедшие тюрьмы, лагеря и ссылки и выехавшие после освобождения на Запад ― 252 чел. Священнослужители: Итого ― 951 чел.

  5. Монашествующие и миряне — погибшие в тюрьмах, лагерях и ссылках ― 202 чел.

  6. Монашествующие и миряне — прошедшие тюрьмы, лагеря и ссылки, судьба которых неизвестна ― 760 чел.

  7. Монашествующие и миряне — прошедшие тюрьмы, лагеря и ссылки и вышедшие на свободу ― 81 чел.

Всего на территории Российской империи (без Царства Польского) к 1914 г. находилось:
приходов ― 1158, храмов ― 1491, часовен ― 1358, священников ― 2194 и 5 миллионов верующих. Таким образом, во время репрессий в СССР (1917-1991), жертвами режима стал каждый второй священник, из которых каждый четвертый отдал за веру свою жизнь. Вечная память всем замученным и убиенным в суровые годы репрессий.

о. Кшиштоф Пожарский

News131018