II ВОСКРЕСЕНЬЕ ПАСХИ – ПРАЗДНИК БОЖЬЕГО МИЛОСЕРДИЯ

«Не будь неверующим, но верующим». Смысл этих слов пульсирует в этом (или подобном) выражении в сердцах огромного количества людей. Кто-то молится за своих не обратившихся еще к Богу родных и близких, кто-то молится за прохожих, кто-то просит веры для себя самого. Но прежде всего эти слова родились в сердце Бога. Он привел нас в жизнь для плодотворного сотрудничества с Ним в любви и, естественно, в вере в то, что Он нам являет. Господь более всех на свете жаждет нашего спасения, более наших родных и даже более нас самих. А тот, кто верит в Господа, обретает жизнь вечную. Именно поэтому Он жаждет для нас веры. Каждый день стучит Он в двери наших сердец. Каждый день, видя угасание огня, посылает чудеса — большие и маленькие, повторяя слова: «Не будь неверующим, но верующим».

источник: www.bible-center.ru

II ВОСКРЕСЕНЬЕ ПАСХИ – ПРАЗДНИК БОЖЬЕГО МИЛОСЕРДИЯ

НАШ ПУТЬ В ЭММАУС

Порой мы слышим, как верующие с восторгом заявляют: “я был потерян, а теперь нашелся. Слава Богу!”; “я был болен, а теперь исцелился. Слава Богу!”; “я был беден, а теперь благоденствую”; “я был неудачником, а теперь мне все удается”; “я раньше не знал Иисуса, а теперь я спасен!”.

Такие люди обожают рассказывать истории о своем обращении, о чудесах, сотворенных для них Господом с тем, чтобы они обрели уверенность. Все, больше нет проблем, страха, врагов, прегрешений, слез, стенаний и прочих “отрицательных эмоций”. Они призывают: “Просто думай о хорошем, о прекрасном, об удаче, о Боге, и на твоей улице никогда не кончится праздник!”

Но вот, через некоторое время, встречая кого-нибудь из них, ты с удивлением видишь их, понуро бредущих с востока на запад – из Иерусалима в Эммаус. “Как же так? – недоумевают они. – Мы-то думали, что Господь спас нас”.

Именно так мучились апостолы по пути в Эммаус, потрясенные “падением и поражением” Христа, на Которого они, видно, напрасно возлагали свою надежду. “Я был найден, но теперь, похоже, снова заблудился”. “Я думал, что исцелился, но рак снова начал прогрессировать”. “Мы с женой надеялись, что когда наши дети окончат школу, то поступят в университет и принесут нам огромную радость, но они стали наркоманами и не испытывают ни малейшего желания продолжить учебу”. “Я считал, что Иисус принес мне спасение, но поглядите, в какой отброс общества я превратился”.

Вот что я сказал на мессе, посвященной двадцатилетию со дня моего рукоположения во священника: “Я когда-то думал, что если отвечу на призыв Учителя и стану пресвитером, то мне будет легко скользить по жизненным водам (кстати, это нам обещали некоторые благочестивые наставники в семинарии). Я думал, что Человек по имени Иисус, призвавший меня последовать за Собой, не уснет в моей лодке, когда ее будут трепать бури. Но Он так часто спал, когда мне приходилось нелегко, что я пугался и думал, что Господь меня оставил”. Сколько раз в глубине моей души царили гнев, сожаление, жалость к самому себе, возмущение. Я был беспомощен и мог лишь повторять – “Господи, помилуй. Kyrie eleison”, помня, что этими словами христиане ежедневно начинают мессу, сокрушаясь о содеянных грехах и испрашивая милосердия и исцеления. Такова литургия покаяния.

“Как ты глуп и как медленно ты соображаешь, – я словно слышал, как ко мне обращается Иисус. – Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?”. Я тут же замолкал. Кто мы, чтобы ныть из-за выпадающих на наш удел испытаний, бедности, несчастий, гнева, печали? Прислушайся к словам Путника, идущего в Эммаус, раскрывающим, насколько мало мы знаем о боли и страданиях. Слушай внимательно, и ты услышишь, что Он говорит о великой истории страдания, о том, как удачи и поражения каждого из нас и тех, кто жил задолго до нас, складываются в мозаику. Путник по дороге в Эммаус изъяснил апостолам все сказанное в Писании о Мессии, о Самом Себе. “Не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге и когда изъяснял нам Писание?” (Лк 24,32). Такова Литургия Слова.

Я стараюсь, несмотря на собственную боль, прислушиваться к страданиям каждого приходящего ко мне. Я особо обращаю внимание на то, что скрывают слова: крик бессилия, тишину гнева и одиночества, сокровенное желание отомстить отвергающему их миру. В страдальцах говорит Христос, Путник, идущий в Эммаус. Но эти “путники”, чьи истории я имел удовольствие слушать, работая 15 лет на Филиппинах, вряд ли бы смогли открыть мне что-то новое, оставь я их с собой. “Останься с нами, потому что день уже склонился к вечеру” (Лк 24,29). Я говорил себе, что все войны, разбитые семьи, разделенные народы и Церкви, кровь и слезы, пролитые угнетенными и отверженными, грехи тех, для кого Иисус – лишь незнакомый Попутчик, – все это было бы не нужно, если бы мы не боялись принимать друг друга, даже незнакомцев, приглашать их разделить нашу жизнь. В преломлении хлеба мы бы узнавали Христа. Всякий раз когда Иисус открывает нам Себя в преломлении хлеба, мы, приносящие хлеб, становимся принимающими. Мы, хозяева трапезы, оказываемся гостями. В действительности, чудо начинается там, где двое или трое собираются во Имя Его. Такова литургия Евхаристии.

“И, встав в тот же час, возвратились в Иерусалим…” (Лк 24,33). “Идите с миром, месса совершилась”, – говорит священник после благословения верующих. Но, как говорят некоторые богословы, именно в этот момент литургия и начинается. Вся твоя жизнь – это Евхаристия. Иди и переживи ее сегодня! Такова литургия служения. Народ смиренно отвечает: “Благодарение Богу!” И мы продолжаем паломничество веры из Иерусалима в Эммаус и обратно.

О. Ежи Ягодзинский SVD
источник: procatholic.ru

Advert140406_2