РАЗМЫШЛЕНИЕ НА II ВОСКРЕСЕНЬЕ АДВЕНТА

Как мы оцениваем свою жизнь пред Богом, свое духовное состояние, свои отношения с окружающими нас людьми? Если мы считаем, что у нас все в порядке, «не хуже, чем у других», и удовлетворены тем, что есть, то нам больше ничего не нужно, и Бог тоже. В этом нет покаяния, даже его начала. Покаяние начинается с осознания, что не все в порядке, что все наши усилия не позволяют достичь подлинно достойной человека жизни, что мы нуждаемся в Боге, в Его спасающей благодати. То есть первое движение покаяния — это отвержение себя, такого как есть, несогласие на свой собственный грех, отказ от него. Второй шаг покаяния — это обращение к Богу, признание необходимости Его присутствия, принесение Ему нашей несостоятельности и ожидание от Него нашего очищения, исцеления и наполнения жизнью.

Но есть и третья составляющая покаяния: плод, о котором напоминает Иоанн. Бессмысленно наше ожидание изменений, если мы не являем своей готовности измениться. Являем не «настроением», не словом, но делом. Нам надо начинать жить так праведно, как будто мы уже все получили от Бога, — тогда Он получит свободу давать нам силы на совершение этой праведности, на наполнение наших поступков внутренним содержанием — любовью.

Это и будет той спасительной благодатью, которой Бог отвечает на наше покаяние.

источник: www.bible-center.ru

9 декабря
ТОРЖЕСТВО НЕПОРОЧНОГО ЗАЧАТИЯ ПРЕСВЯТОЙ ДЕВЫ МАРИИ

Истина о Непорочном Зачатии Пресвятой Девы Марии является догматом веры. Этот догмат торжественно провозгласил Папа бл. Пий IX буллой Ineffabilis Deus («Невыразимый Бог») от 8 декабря 1854 г. В булле Папа писал:

«Мы заявляем, провозглашаем и определяем, что учение, утверждающее, что Блаженная Дева Мария от самого первого мгновения Своего Зачатия пользовалась особой благодатью и привилегией Всемогущего Бога, в силу предусмотренных заслуг Иисуса Христа, Спасителя рода человеческого, быть предохранённой и не запятнанной никаким пятном первородного греха, является учением богооткровенным, и потому в него должно твердо и неизменно веровать всем верным».

Тем самым каждый, кто стал бы отвергать это учение, сам исключил бы себя из церковного единства и сделался отступником и повинным в ереси.

Пресвятая Дева Мария с момента Своего зачатия была предохранена не только от всякого греха, какой могла бы совершить, но также от унаследованного нами всеми от Адама и Евы первородного греха. Так произошло потому, что хотя на тот момент Она ещё не стала Богоматерью, однако Бог, в силу предстоящего спасительного события Благовещения, охранил Деву Марию от греховности. Пресвятая Дева Мария была зачата в состоянии освящающей благодати, свободна от последствий, вытекающих из первородного греха, в том числе смерти; поэтому Церковь справляет торжество Её Взятия в Небо, а не смерти. Эта привилегия означала не только защиту от зла — последствий первородного греха, но также полноту благодати, которой обладала Дева Мария в Своей жизни: «Радуйся, Благодатная!» (Лк 1,28).

У догмата о Непорочном Зачатии очень долгая история. Уже с первых веков христианства многие церковные авторы высказывались об исключительной роли и особом избранничестве Девы Марии среди людей. Отцы Церкви неоднократно называли Её чистой, непорочной, невинной. В VII в. в Греческой, а в VIII также Латинской Церкви был установлен праздник Зачатия Пресвятой Девы Марии. В дальнейшем богословы, в особенности св. Бернард Клервосский и св. Фома Аквинский подняли вопрос о вере в Непорочное Зачатие Девы Марии, поскольку, по их мнению, это противоречило бы двум другим догматам христианской веры: всеобщности последствий первородного греха и необходимости всеобщего искупления для всех людей, что значит, также и Девы Марии. Эту проблему разрешил в XIII в. Иоанн Дунс Скотт, который заявил, что предохранение Пресвятой Богородицы от первородного греха осуществилось в силу искупительной победы Иисуса Христа (и Христос соответственно является Её Спасителем так же, как и всех остальных людей). В 1477 г. Папа Сикст IV установил в Риме праздник Зачатия Непорочной Девы, который со времени св. Пия V (+ 1572) стал справляться во всей Церкви.

Во время явлений в Лурде в 1858 г. Пресвятая Дева подтвердила провозглашённый за 4 года до того догмат, сказав о Себе св. Бернадетте Субиру: «Я — Непорочное Зачатие» (см. об этом статью «Я — Непорочное Зачатие». — А. М.).

Следует подчеркнуть, что богословие отличает непорочное зачатие от девственного зачатия. Непорочное зачатие относится к предохранению Девы Марии с первого мгновения Её зачатия от первородного греха (чудесная привилегия морального порядка), тогда как девственное зачатие заключается в том, что Дева Мария девственно зачала Бого-Человека Иисуса Христа от Духа Святого (чудесная привилегия физического порядка).

Иконография Восточной Церкви на эту тему ограничивается единственным образом, появление которого датируется Х в.: «Встреча св. Иоахима со св. Анной у Золотых Ворот Иерусалима», тогда как западная иконография намного богаче и разнообразнее. К древнейшим образам Непорочной Девы (XV в.) относятся изображения «Жены, облечённой в солнце» из Апокалипсиса (Откр 12,1). После Лурдских явлений возник новый тип изображений. В последние сто лет частыми сделались изображения Непорочной Девы Фатимской. Образ Непорочной Девы часто сопровождается библейскими символами: запертый сад, лилии, чистое зеркало, кедр, Ноев ковчег.

источник: salvemus.com

РАЗМЫШЛЕНИЕ НА II ВОСКРЕСЕНЬЕ АДВЕНТА
Advert131208_2