Церковь и самодержавие

Католическая церковь и самодержавие

История Католической Церкви в Российской Империи достаточно сложна и трагична. Первой попыткой организовать официальную жизнь Римско-Католической Церкви в России можно считать октябрь 1684 года - время регентства царевны Софьи, сестры Петра I. В марте того же года группа известных католиков, проживавших в Москве, обратилась к царевне с просьбой позволить выстроить церковь и пригласить для служения католических священников. Было получено pазрешение основать иезуитскую миссию и возвести деревянную церковь. И хотя католические священники тайно прибывали в Россию и ранее, их быстро распознавали и высылали в Сибирь, где их следы часто терялись.

Петр I

Петр I После Манифеста Петра Великого от 16 (27) апреля 1702 года число католиков в стране заметно увеличилось, так как государь для участия в построении и обновлении его Империи приглашал в Россию иностранцев. Царь-реформатор обещал религиозную терпимость, возможность совершать богослужения в частных домах при отсутствии собственных храмов. Однако общее число католиков перед первым разделом Польши не превышало 10 тысяч, и это были исключительно иностранцы.

В 1715 году, по примеру Москвы, миссия иезуитов была открыта и в Петербурге. Но после изгнания иезуитов из России их место заняли капуцины и францисканцы-реформаты, между которыми часто возникали конфликты. Поэтому в 1724 году православный Святейший Синод становится арбитром в делах католиков и принимает сторону францисканцев-реформатов, высылая капуцинов в Москву, одновременно запрещая католическим священникам, несущим служение в России, именоваться миссионерами.

Анна Иоанновна Миссии в России подчинялись непосредственно Конгрегации Пропаганды Веры, которая направляла в Россию миссионеров, назначала руководителей миссий и разрешала все спорные вопросы. Миссии сообщали о своей деятельности непосредственно в Конгрегацию, иногда прибегая к посредничеству нунциев в Варшаве или Вене.

Вначале Петр I даровал католикам, как и протестантам, полную свободу веры. Однако, после 20-летней войны со Швецией он создал для протестантов административный аппарат, получивший название Юстиц-коллегии для Лифляндии, Эстляндии и Финляндии, вошедшей в состав Коллегии Юстиции. Юстиц-коллегия должна была заниматься всеми религиозными вопросами. Ее членами были миряне. В 1734 году императрица Анна Иоанновна распространила власть Коллегии на всех протестантов Империи.

Екатерина II

Екатерина II Среди католического духовенства, равно как и среди верующих разных национальностей (немцев, французов, итальянцев и поляков), собранных вокруг миссий в Петербурге, зачастую царило полное непонимание. Конгрегация Пропаганды Веры из-за значительной отдаленности и невозможности скорого изучения существующих конфликтов реагировала с опозданием. И тогда двое католиков-немцев обратились напрямую к императрице Екатерине II с просьбой выбрать руководителя миссии, чтобы упорядочить жизнь приходской общины.

Императрица использовала конфликтную ситуацию, и указом от 6 (17) ноября 1766 года подчинила католическую миссию Петербурга протестантской Юстиц-коллегии, а также повелела, чтобы та составила регламент для миссии. Чуть позже Екатерина II распорядилась призвать в Петербург немецких францисканцев. Затем указом от 12 (23) февраля 1769 года, самодержица издала "Порядок управления Римско-Католической Церковью в Петербурге" (так называемый "Регламент"), содержавший 11 разделов и 51 статью административных предписаний, касавшихся католической общины в Петербурге. Позже этот "Регламент" был навязан всем католическим церквям в Империи.

"Регламент" определял, в частности, то, что иностранное духовенство может быть приглашено лишь с позволения и при посредничестве Коллегии Иностранных дел, что священники не могут именоваться миссионерами, а пропаганда католичества самым строгим образом воспрещена, попытки же обращения православных в католицизм подлежат судебному преследованию и будут сурово караться. "Регламент" вновь подтверждал юрисдикцию Юстиц-коллегии в области разрешения спорных внутренних и административных дел католиков. Ее власти не были подчинены лишь вопросы веры.

ЦЦерковь и самодержавие Так началось пленение Католической Церкви в России, и с тех пор указ Екатерины II станет образцом, основным и нерушимым основанием государственной политики России в отношении католиков. Справедливая попытка Конгрегации Пропаганды Веры выступить в защиту собственных прав ничего не дала, так как, якобы, "Регламент" никоим образом не мог быть изменен, ибо он опирался на высочайший авторитет самой императрицы. Таким образом, Церковь была вынуждена терпеть влияние светских лиц на назначения духовных пастырей в Петербурге и Москве, а равно и мириться с вмешательством светских судов в духовные дела...

Апостольская Столица в непрерывных поисках взаимного согласия с царским правительством была вынуждена "терпимо" относиться ко многим нарушениям и ограничениям прав Церкви. "Регламент" Екатерины II устоял (при всех попытках достигнуть соглашения между Россией и Ватиканом) даже после конкордата 1847 года.

После присоединения к России восточных земель Речи Посполитой в эпоху первого раздела, на заседании Государственного Совета в Петербурге 22 ноября 1772 года состоялось обсуждение проекта организации Католической Церкви в России (в 1772 г. к России были присоединены земли, на которых жило 100 тыс. католиков латинского обряда и 800 тыс. греко-католиков). Тогда-то Екатерина II и обратила внимание на виленского епископа Станислава Сестренцевича-Богуша, которого самовольно назначила римско-католическим епископом России. Указом Екатерины II от 14 (25) декабря того же года Сестренцевич был утверждён в этой должности.

В дальнейшем новый епископ получил власть над духовенством и мирянами-католиками, монастырями и церквями по всей России, причем при реализации духовной власти епископ должен был также соблюдать предписания "Регламента" 1769 года. В помощь епископу был создан не капитул, а консистория из двух или трех заседателей, назначаемых им же самим из среды духовенства. Указ также сурово предостерегал католиков от попыток обращения православных, говорил о необходимости высочайшего соизволения при публикации папских булл и епископских посланий. Одновременно все монашеские ордена были изъяты из юрисдикции генеральных настоятелей, проживающих вне границ России. В конце концов, было решено, что в административных государственных делах первой апелляционной инстанцией станет Юстиц-коллегия, а второй - Сенат. Таким образом, путем сохранения существующих прецедентов, Екатерине II удалось обойти Каноническое Право и проигнорировать авторитет Апостольской Столицы в вопросах, связанных с обустройством нового католического епископства в России. Протесты Ватикана были напрасны.

Спустя девять лет (17 (28) 01.1782) Екатерина II издала авторитарный Указ об основании Могилевского архидиоцеза во главе с епископом Сестренцевичем, одновременно запрещая последнему исполнять какие бы то ни было распоряжения, кроме исходивших от нее самой и Сената. Несмотря на подобное самоуправство, Папа Пий VI спустя какое-то время скрепя сердце утвердил подобный порядок вещей; каноническое установление нового архидиоцеза совершилось 19 декабря 1783 года. Столицей епархии стал Могилев, а архиепископ получил многие дополнительные полномочия, что еще более ослабило связь этой части Церкви с Римом.

Александр I

Александр I Александр I указом от 13 (25) ноября 1801 года, в свою очередь, создал Римско-Католическую Духовную Коллегию в Петербурге для управления Католической Церковью в России. Но и Коллегия, учрежденная властью самодержца, также не предусматривалась Каноническим Правом. Уже в первые годы своей деятельности Коллегия порой испытывала на себе последствия затяжных конфликтов и внутренней борьбы, так как в ее составе в качестве членов или асессоров оказывались епископы, прелаты и каноники, в той или иной степени зависимые от царской власти. Апостольский нунций Ареццо, бывший тогда в Петербурге, назвал это учреждение "скандалом и насилием в Церкви". Учредив Духовную Коллегию, император Александр надеялся сконцентрировать в Петербурге все управление Католической Церковью в России и в польских землях, рассудив, что таким образом сможет воспитать католическое духовенство в истинной верности трону. Самодержавие стремилось полностью оторвать Католическую Церковь от Святейшего Престола.

В природе Коллегии была заложена зависимость от царской власти, пользовавшейся ею как средством для проведения собственной, враждебной Церкви политики (например, закрытие храмов, ссылки священников и т. д.). Членов Коллегии, ослушавшихся царских распоряжений, чаще всего ссылали в Сибирь. До 1875 года Апостольская Столица абсолютно не признавала Коллегию, затем терпела, да и то при условии невмешательства в дела духовной природы.

Несмотря на всю критику в адрес Духовной Коллегии, в ее деятельности можно усмотреть и позитивные моменты, как, например, наведение порядка в церковных архивах и умелое управление церковным имуществом.

После восстаний 1830-31 и 1861-63 гг.

Римско-Католической и Греко-Католической Церквам в Российской Империи в XIX веке, особенно после восстаний 1831 и 1863 гг. в Польше, был нанесен ощутимый урон. Было ликвидировано более 2500 храмов, упразднены многие епархии и несколько сотен монастырей. Деятельность Церкви также была существенно ограничена. Католическое духовенство лишилось многих своих прав (в частности, паспортов). Пастыри находились под неусыпным надзором, им приходилось слышать угрозы в свой адрес. За несоблюдения правительственных распоряжений священники подвергалось арестам или ссылке в Сибирь.

Духовенство было бессильно перед лицом анонимных доносов провокаторов. Обвиненному в чем-либо священнику не позволяли оправдываться и - часто без суда - его приговаривали к изгнанию, заключению, штрафу... Для устрашения епископов и духовенства была создана целая система наказаний, которую государство, ничем не стесняясь, применяло к "непослушным". Ни один священник без официального разрешения не мог выехать из своего прихода (в т. ч. для того, чтобы помочь в другом приходе во время исповеди).

Полиция и жандармерия следили за содержанием проповедей, которые подлежали обязательной цензуре (либо, в других случаях, в качестве проповеди позволялось читать тексты из религиозных книг, "дозволенных" цензорами). Обыкновенный ремонт церкви, установка креста без разрешения администрации подлежали суровой каре. С XIX века царские власти стремились ввести русский язык в католических храмах; настоятелей, сопротивлявшихся этому, наказывали, а епископов высылали. Церковь терпела преследования и находилась под постоянной угрозой попыток расколоть ее изнутри.

На епископские должности самодержавие выдвигало людей престарелых, часто — немощных. Для подчинения себе духовенства, в зависимости от степени лояльности, власти увеличивали или сокращали их содержание и пенсии. Департамент Духовных дел иностранных вероисповеданий, 1 отдел которого ведал делами католиков, имел развитую службу информирования и слежки, составлял формуляр на каждого священника, что и позволило в период 1901-1911 гг. запретить в служении более 100 из них - за нелояльность и непослушание.

Николай II

Николай II В начале XX века к Католической Церкви в Российской Империи принадлежало более 10 миллионов человек. 17 апреля 1905 года император Николай II издал Манифест о свободе веры в Российской Империи, принесший, наконец, долгожданное уравнение прав различных исповеданий. Более не должно было быть правовых преследований из-за перехода православных в другие конфессии. Манифест способствовал, до некоторой степени, нормализации положения Католической Церкви, хотя некоторые проблемы все же оставались. Был даже созван особый Совет министров по делам католиков, который должен был подготовить проект закона о свободе католического вероисповедания. К сожалению, этим планам помешало начало Первой мировой войны.

После Февральской революции и отречения последнего царя Николая II 3 (16) марта 1917 года Временное правительство Александра Керенского 2 (14) сентября того же года издало распоряжение, юридически уравнявшее Римско-Католическую и Православную Церкви, даруя, таким образом, свободу духовной, пастырской и административной деятельности, свободу контактов с Апостольской Столицей, в том числе и по делам назначения епископов без согласия Правительства. Перед революцией 1917 года только в Могилевской архиепархии в 331 приходе насчитывалось 1 600 000 верующих, которых окормляли 400 священников.

Советская власть

В октябре 1917 года совершился большевистский переворот, принесший ужасы кровавого террора. Официальным поводом для начала преследования религии, в особенности - христиан, стал декрет от 23.01.1918 года "Об отделении Церкви от государства". Инструкция от августа месяца того же года лишила религиозные организации правового статуса и собственности. Вследствие этих репрессий церковные структуры в Советском Союзе были уничтожены (об этом рассказывает следующая статья).

Демократические перемены в СССР конца 80-х - начала 90-х годов способствовали возрождению Церкви. На исторической встрече Михаила Горбачева и Папы Иоанна-Павла II (01.12.1989 г.) было решено установить дипломатические отношения между двумя государствами. С этого периода католические структуры в России начинают возрождаться.

О преследованиях Церкви ярко свидетельствуют архивные материалы, хранящиеся ныне в Российском государственном историческом архиве в Санкт-Петербурге. Эти документы содержат свидетельства о грубом вмешательстве во внутренние дела Церкви и ее преследования со стороны царских властей. Читая эти материалы, приходишь в ужас, осознавая, сколь трудна была судьба Католической Церкви в России. Документы, собранные в РГИА, ясно показывают, как царская власть шаг за шагом стремилась лишить Церковь свободы, подчинить себе и оторвать от Апостольской Столицы, используя для достижения своей цели всевозможные способы и следуя девизу "разделяй и властвуй". Власть искала и находила послушных себе людей (даже среди духовенства), торопясь реализовать свои планы. Когда анализируешь эти архивные материалы, замечаешь, какие интриги плелись против церковной иерархии, с каким презрением и равнодушием относились к ней власти. Для достижения своих целей они не гнушались даже заведомой клеветой.

Эти свидетельства о годах бесправия и пленения Церкви, о ликвидации орденов и монастырей, школ и католических училищ потрясают своей жестокостью. Удивляет несгибаемость Церкви, понесшей в результате преследований, ссылок и репрессий немало жертв. Даже в таких условиях Церковь находит в себе силы к очищению, и несмотря на трудные времена Католическая Церковь в Российской Империи выстояла и осталась верна Апостольской Столице.

Архивные материалы - стон Церкви, доносящийся из глубины веков. Преследования Церкви времен Империи подобны тем, что имели место во время большевистского правления, с той лишь разницей, что не были столь кровавы и разрушительны. Эти документы свидетельствуют и о не слишком достойной позиции Православной Церкви, подчинившейся царскому деспотизму. Нельзя забыть и о ее роли в мученичестве Греко-Католической Церкви, кровь верных чад которых лилась столь обильно, а судьбы людей были столь трагичны.

Одним словом, эти документы - свидетельство непростых взаимоотношений царского правительства и Церкви не только на польских землях, "поглощенных" Россией, но и на собственно имперских землях. Если бы Римско-Католическая Духовная Коллегия, вызванная к жизни волею царей для управления Католической Церковью, полностью исполняла все инструкции, то Церковь в России вполне могла бы погибнуть. Слава Богу, что были епископы и священники, которые, невзирая на репрессии и ссылки, противодействовали царскому деспотизму.

В 1999 году приходом св. Станислава в Петербурге был издан путеводитель-информатор "История Римско-Католической Церкви в Российской Империи (XVIII-XX вв.) в документах Российского государственного исторического архива" (290 c.). Настоящее издание является первой попыткой систематизации архивных материалов по истории Римско-Католической Церкви в Российской Империи, находящихся в РГИА. В 2000 году вышла в свет книга "История Римско-Католической Церкви в России и Польше в документах архивов, библиотек и музеев Санкт-Петербурга" (655 c.) Эта издание является продолжением одноименной серии архивных путеводителей, посвященных истории Римско-Католической Церкви в России и Польше, и включает описание фондов, содержащихся в 13 архивах, музеях и библиотеках Санкт-Петербурга (кроме РГИА).

Эти справочники облегчают пользование архивными фондами и помогают становлению и развитию научно-исследовательских инициатив. Книги изданы на основе архивов тех институтов, которые непосредственно отвечали за подчинение и уничтожение Церкви.

о. Кшиштоф Пожарский

rus901